Меню

Житейские воззрения кота мурра брифли

Житейские воззрения Кота Мурра

Мастер Абрагам Лисков, фокусник и чудотворец при дворе карманного княжества, во время устроенного им фантасмагорического праздненства спасает от утопления котенка. Мурр учится понимать язык рода двуногих, постигает грамоту и поглощает обрывки знаний из стариных фолиантов со стола маэстро, чтобы, наконец, поступить в услужение Иоганнесу Крейслеру и увековечить на бумаге свои наблюдения.

Одареннейший из котов пером и чернилами излагает свою биографию и взгляды на мир, используя в качестве промокательной бумаги странички записей своего хозяина, благодаря чему мы кое-что узнаем и о жизни мятежного музыканта.

Это философская сказка о столкновении двух миров: мира обывателей, прагматиков-рационалистов с любимым гофмановским героем: неприякаянным художником, скитальцем, житейским неудачником, неизлечимым романтиком. Причем мир филистеров-рационалистов, презирая «этих чокнутых художников» подсознательно стремится подражать им, что замечательно видно на примере «Записок» вышеупомянутого кота. Так возникает еще одна важная для Гофмана тема: тема двойничества, тема подлинных и подменных, ложных сущностей. «Записки. » отличает и фирменный гофмановский юмор: иронично-саркастический и, одновременно, прозрачный и легкий.

Эрнст Теодор Амадей Гофман. — Житейские воззрения Кота Мурра 1

Эрнст Теодор Амадей Гофман.
Житейские воззрения Кота Мурра

Том первый

ПРЕДИСЛОВИЕ ИЗДАТЕЛЯ

Ни одна книга не нуждается в предисловии более, нежели эта, ибо, не разъясни мы, вследствие каких причудливых обстоятельств удалось ей увидеть свет, она могла бы показаться читателю чудовищной мешаниной.

А потому издатель покорнейше просит благосклонного читателя сим предисловием отнюдь не пренебрегать.

Названный издатель имеет друга, в коем он души не чает и коего знает, как самого себя. Так вот, этот друг обратился к нему однажды со следующей речью: «Ты, милейший, напечатал уже не одну книгу и имеешь знакомство среди издателей, тебе ничего не стоит зайти к кому-либо из сих достойнейших господ и порекомендовать ему сочинение некоего молодого автора, одаренного блестящим талантом и прекраснейшими способностями. Похлопочи за него, он этого вполне заслуживает».

Издатель пообещал сделать для собрата-писателя все, что в его силах. Правда, он был несколько озадачен, когда друг признался ему, что сочинитель рукописи ― кот по кличке Мурр и что в ней он излагает свои житейские воззрения; но слово было дано, и так как поначалу сочинение показалось ему написанным довольно гладким слогом, он сунул рукопись в карман и направился к господину Дюмлеру на Унтер-ден-Линден с предложением издать кошачий опус.

Господии Дюмлер заметил, что среди его авторов еще не бывало котов и он не слыхивал, чтобы кто-нибудь из его уважаемых коллег якшался с подобными сочинителями, но все-таки готов попытать счастья.

Книга пошла в печать, и к издателю стали поступать первые корректурные листы. Каков же был его ужас, когда он обнаружил, что повесть Мурра то и дело перемежается вставками из совершенно другой книги ― биографии капельмейстера Иоганнеса Крейслера.

Что же выяснилось после тщательного расследования и розыска? Оказывается, когда кот Мурр излагал на бумаге свои житейские взгляды, он, нисколько не обинуясь, рвал на части уже напечатанную книгу из библиотеки своего хозяина и в простоте душевной употреблял листы из нее частью для подкладки, частью для просушки страниц. Эти листы остались в рукописи, и их по небрежности тоже напечатали как принадлежащие к повести кота Мурра.

Сокрушенный издатель вынужден смиренно сознаться, что смешение разнородного материала произошло единственно по его легкомыслию. Он, конечно, должен был хорошенько просмотреть рукопись кота до того, как сдать ее в набор. Однако кое-чем он может утешиться.

Прежде всего снисходительный читатель легко разберется в путанице, ежели обратит благосклонное внимание на пометки в скобках: Мак. л. (макулатурные листы) и М. пр. (Мурр продолжает); кроме того, разорванная книга скорее всего даже не поступала в продажу, поскольку о ней никому ничего не известно. Друзьям капельмейстера будет даже любезен вандализм кота в обращении с литературными сокровищами ― ведь таким образом им удастся узнать некоторые довольно любопытные подробности из жизни этого человека по-своему, пожалуй, далеко не заурядного.

Издатель надеется на милостивое снисхождение.

Нельзя не признать, наконец, и того, что авторы нередко обязаны своими смелыми идеями, самыми необыкновенными оборотами речи милейшим наборщикам, которые так называемыми опечатками способствуют полету фантазии. Возьмем, к примеру, вторую часть написанных издателем «Ночных рассказов». Он упоминает в них о больших боскетах , находящихся в саду. Наборщик решил, что это недостаточно гениально, и вместо слова «боскетах» набрал » каскетках «. В рассказе «Мадемуазель до Скюдери» стараниями наборщика, который, должно быть, желал пошутить, упомянутая мадемуазель оказалась не в черном, тяжелого шелка платье , а в черном халате и т. д.

Но ― каждому свое! Ни коту Мурру, ни безвестному биографу капельмейстера Крейслера незачем рядиться в чужие перья, а потому издатель покорнейше просит благосклонного читателя, прежде чем он примется за чтение этого сочиненьица, произвести: некоторые поправки, чтобы у него не составилось мнение об обоих авторах ни хуже, ни лучше того, какого они заслуживают.

Читайте также:  Паразитарный колит у кота

Правда, здесь приводятся лишь самые существенные ошибки, что до более мелких, то мы надеемся на милость благосклонного читателя .

В заключение издатель должен сообщить, что он лично познакомился с котом Мурром и считает его мужчиной приятным и ласковым в обхождении. Портрет, помещенный в начале книги, поразительно схож с оригиналом.

Берлин, ноябрь 1819 г.

ВВЕДЕНИЕ АВТОРА

С робостью, с трепетом в сердце отдаю я на людской суд страницы моей жизни, моих страданий, надежд, страстных желаний, кои в сладостные минуты досуга и поэтического вдохновения излились из сокровенной глубины моей души.

Устою ли я перед строгим судом критики? Но я писал эти строки для вас, чувствительные души с младенчески чистыми помыслами, для вас, родственные, преданные сердца, да, для вас писал я эти строки, и единственная драгоценная слеза, если она выкатится из ваших глаз, послужит мне утешением, исцелит раны, нанесенные холодными укорами жестокосердых рецензентов!

Etudiant en belles lettres .

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

(не предназначенное для печати)

С уверенностью и спокойствием, свойственными подлинному гению, передаю я миру свою биографию, чтобы все увидели, какими путями коты достигают величия, чтобы все узнали, каковы мои совершенства, полюбили, оценили меня, восхищались мною и даже благоговели предо мной.

Ежели кто и дерзнет подвергнуть сомнению высокие достоинства этой замечательной книги, то пусть не забывает, что ему придется иметь дело с умным котом, у коего есть в запасе острый язык и не менее острые когти.

Homme de lettres trиs renomme .

ПРИМЕЧАНИЕ

Этого еще не хватало! Даже то предисловие автора, которое не было предназначено для печати, оказалось напечатанным! Остается только просить благосклонного читателя, чтобы он не слишком строго судил литературного кота за несколько спесивый тон его предисловия и принял во внимание, что ежели раскрыть истинный смысл кое-каких смиренных предисловий других более конфузливых авторов, то они мало чем будут отличаться от этого.

Источник



Краткое содержание Житейские воззрения Кота Мурра Гофман для читательского дневника

Это очень ироничная книга, повествование ведётся от лица кота, рассуждающего как серьёзный человек.

В предисловии говорится, что издателю принесли мемуары, написанные потомком Кота в сапогах. Интересно, что кот использовал в качестве промокашки листы из биографии маэстро (Иоганнеса Крейслера). Однако издатель не стал ничего выбрасывать – рассуждения Мурра перемежаются эпизодами из жизни того самого придворного музыканта. Между этими жизнями заметны параллели.

Котёнок Мурр был спасен от утопления. Мурр с детства рассуждал по-человечески, даже сам выучился читать, слушая хозяина. Хвостом он рисовал, страдая, что никто не понимает его творчества. Кот обнаружил склонность к сочинительству философских стихов. Полагая себя умнейшим, кот однажды заснул в карете, а проснулся в городе. От ужаса он бросился бежать, но окончательно заблудился. Никто (ни люди, ни коты) не понимая его возвышенную натуру, обижали. К счастью, коту удаётся вернуться из путешествия, благодаря встрече со знакомым пуделем.

Параллельно рассказывается история Крейслера о его службе при дворе. Он думает лишь о музыке, нарушая даже придворный этикет, но его ученицы (фрейлина Юлия и принцесса Гедвига) думают о нём самом.

И Мурр тоже влюбляется – на крыше встречает кошечку. Его бьют её братья, но нет любви для преград — свадьба состоялась! Но только вскоре юная жена изменила ему с рыжим котом. Пришлось ему оставить любовь и вернуться к написанию философских трудов. Только спустя много лет он снова влюбится, но узнает, что чуть не сошелся с собственной дочерью!

А Крейслер, найдя соперника в лице принца Гектора, хотя тот быстро пропал из замка, уезжает в монастырь. Он почти готов стать монахом, но ему снится прекрасная музыка, и он возвращается в мир.

Повествование обрывается неожиданно – дни кота недолги.

Повествование говорит с иронией о том, что существует множество параллелей во Вселенной.

Читать краткое содержание Житейские воззрения Кота Мурра. Краткий пересказ. Для читательского дневника возьмите 5-6 предложений

Гофман Эрнст Теодор Амадей. Краткие содержания произведений

Картинка или рисунок Житейские воззрения Кота Мурра

Другие пересказы и отзывы для читательского дневника

Отряд Смолякова был на болоте. У партизан закончилась провизия и они отправили Рыбака и Сотникова в соседний хутор, раздобыть еды. Сотников оказался болен, его мучил сильный кашель.

В гимназические дни моей молодости со мной произошёл один случай. На уроках, кроме обучающих предметов, нас научили ещё попадать в цель, маршировать. Все мои товарищи делились едой с собачкой, принося её из столовой.

Читайте также:  Керосинка у кота бегемота

Искалеченное тело куратора Жака Соньера обнаруживают в Лувре, на теле какие-то странные знаки. Его устранил Сайлес, который подчиняется некому Учителю, который приказывает искать карту братства в церкви Сен-Сюльпис.

Игнатьич — главный герой повести. Его ценят в селе за его ум, добрые дела. Он один из богатых людей, все у него получается, все он умеет. Не откажет и в помощи, но односельчане не чувствуют в нем открытости

После окончания пансиона Вильгельм Кюхельбекер вернулся домой. Мать мальчика собрала родственников и близких соседей на совет. Необходимо было решить дальнейшую судьбу Вильгельма, так как ему пошёл четырнадцатый год

Источник

Краткое содержание Гофман Житейские воззрения Кота Мурра

Маэстро Абрагам – опытный алхимик, умеет настраивать рояль, заведует фейерверками и иллюзиями, органный мастер, он был принят при дворе князем. Князь при этом был очень интересной личностью: он потерял графство в поездке, однако не унывал. И пусть это графство, а точнее княжество, было малюсеньким по отношению к другим, у Иринея была своя советница – бывшая фаворитка Бенцон и маэстро.

У маэстро живёт Кот Мурр, причём появился он (по настоятельным уверениям кота), когда, будучи котёнком, был назначен на казнь через утопление. Ниже по течению, Абрагам выловил котёнка, так и оставив его у себя. Маэстро увлекался книгами разного рода, а котёнок следил по книге, сопоставляя то, что написано с тем, что вслух читает хозяин. Медленно, но и тем не менее, Мурр научился читать, а при ещё более тщательной подготовке, научился писать.

Он написал трактаты и даже целые книги, как к примеру: «Мысль и чутьё или Кот и Пёс», «Кавдаллор – король крысиный», «К вопросу о мышеловках». Последнее являлось политическим чтивом, и когда это нашёл Логарио (профессор эстетики), то понёс хозяину. Маэстро решил убрать с поля зрения кота все книги, резонно заметив, что тот забыл свою главную задачу – уменьшать популяцию мышей.

Но в жизни каждого зарождается любовь и разгорается ярким пламенем. Кот влюбляется в обворожительную кошечку Мисмис. За неё Мурра избивют, но любовь вновь рвётся наружу, и они встречаются. Кот предлагает сердце и лапу, а Мисмис соглашается. В итоге она изменяет Мурру, а тот погружается в литературу и науку. Приятель Муций, замечает, что учёный стал сильно уж замкнутым и знакомит его со своей компанией. Коты поют гимны на крыше, но жителям города не по душе такое «просвещение»: на котов травят собак, и Муций погибает.

Вся история переплетена с жизнью Абрагама и придворных князя из-за того, что Мурр вписывает свои жизненные реалии в летопись маэстро. Произведение учит читателей, что терпение и трудолюбие – самые важные качества. Они проведут человека/кота через любые невзгоды жизни, пропустят через мясорубку, но тот вновь увлечётся своим любимым делом и будет жить ещё лучше.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Гофман. Все произведения

Житейские воззрения Кота Мурра. Картинка к рассказу

Сейчас читают

Начало произведения представлено диалогом возвращавшегося из Фалера в город Аполлодора и Главкона о пире, состоявшемся у Агафона. Со слов Аполлодора, это было празднование победы в честь присвоения награды Агафону за трагедию

Виднеется деревня. Картина жизни представляется весьма обычной, для такого рода поселения. Много деревьев, но больше – открытой местности.

Поэма Байрона «Шильонский узник» описывает страдания заключенного в замке человека. Посвящена она Франсуа де Боннивару. Повествование ведется от лица пленника темницы.

Борис Заходер знал о жизни все, так как не раз смотрел смерти в глаза (дважды он добровольцем уходил на войну) и поэтому стихи и сказки у него добрые.

Едва родившись, маленькая Мушка поняла, что мир абсолютно прекрасен. Она жила в большом доме с прекрасным садом, имела много веселых подруг, а рядом были удивительные создания — люди.

Источник

Житейские воззрения кота мурра брифли

Эрнст Теодор Амадей Гофман.

Житейские воззрения Кота Мурра

Ни одна книга не нуждается в предисловии более, нежели эта, ибо, не разъясни мы, вследствие каких причудливых обстоятельств удалось ей увидеть свет, она могла бы показаться читателю чудовищной мешаниной.

А потому издатель покорнейше просит благосклонного читателя сим предисловием отнюдь не пренебрегать.

Названный издатель имеет друга, в коем он души не чает и коего знает, как самого себя. Так вот, этот друг обратился к нему однажды со следующей речью: «Ты, милейший, напечатал уже не одну книгу и имеешь знакомство среди издателей, тебе ничего не стоит зайти к кому-либо из сих достойнейших господ и порекомендовать ему сочинение некоего молодого автора, одаренного блестящим талантом и прекраснейшими способностями. Похлопочи за него, он этого вполне заслуживает».

Читайте также:  Хэппи бэби игрушка с пищалкой кот 330358

Издатель пообещал сделать для собрата-писателя все, что в его силах. Правда, он был несколько озадачен, когда друг признался ему, что сочинитель рукописи ― кот по кличке Мурр и что в ней он излагает свои житейские воззрения; но слово было дано, и так как поначалу сочинение показалось ему написанным довольно гладким слогом, он сунул рукопись в карман и направился к господину Дюмлеру на Унтер-ден-Линден с предложением издать кошачий опус.

Господии Дюмлер заметил, что среди его авторов еще не бывало котов и он не слыхивал, чтобы кто-нибудь из его уважаемых коллег якшался с подобными сочинителями, но все-таки готов попытать счастья.

Книга пошла в печать, и к издателю стали поступать первые корректурные листы. Каков же был его ужас, когда он обнаружил, что повесть Мурра то и дело перемежается вставками из совершенно другой книги ― биографии капельмейстера Иоганнеса Крейслера.

Что же выяснилось после тщательного расследования и розыска? Оказывается, когда кот Мурр излагал на бумаге свои житейские взгляды, он, нисколько не обинуясь, рвал на части уже напечатанную книгу из библиотеки своего хозяина и в простоте душевной употреблял листы из нее частью для подкладки, частью для просушки страниц. Эти листы остались в рукописи, и их по небрежности тоже напечатали как принадлежащие к повести кота Мурра.

Сокрушенный издатель вынужден смиренно сознаться, что смешение разнородного материала произошло единственно по его легкомыслию. Он, конечно, должен был хорошенько просмотреть рукопись кота до того, как сдать ее в набор. Однако кое-чем он может утешиться.

Прежде всего снисходительный читатель легко разберется в путанице, ежели обратит благосклонное внимание на пометки в скобках: Мак. л. (макулатурные листы) и М. пр. (Мурр продолжает); кроме того, разорванная книга скорее всего даже не поступала в продажу, поскольку о ней никому ничего не известно. Друзьям капельмейстера будет даже любезен вандализм кота в обращении с литературными сокровищами ― ведь таким образом им удастся узнать некоторые довольно любопытные подробности из жизни этого человека по-своему, пожалуй, далеко не заурядного.

Издатель надеется на милостивое снисхождение.

Нельзя не признать, наконец, и того, что авторы нередко обязаны своими смелыми идеями, самыми необыкновенными оборотами речи милейшим наборщикам, которые так называемыми опечатками способствуют полету фантазии. Возьмем, к примеру, вторую часть написанных издателем «Ночных рассказов». Он упоминает в них о больших боскетах, находящихся в саду. Наборщик решил, что это недостаточно гениально, и вместо слова «боскетах» набрал «каскетках». В рассказе «Мадемуазель до Скюдери» стараниями наборщика, который, должно быть, желал пошутить, упомянутая мадемуазель оказалась не в черном, тяжелого шелка платье, а в черном халате и т. д.

Но ― каждому свое! Ни коту Мурру, ни безвестному биографу капельмейстера Крейслера незачем рядиться в чужие перья, а потому издатель покорнейше просит благосклонного читателя, прежде чем он примется за чтение этого сочиненьица, произвести: некоторые поправки, чтобы у него не составилось мнение об обоих авторах ни хуже, ни лучше того, какого они заслуживают.

Правда, здесь приводятся лишь самые существенные ошибки, что до более мелких, то мы надеемся на милость благосклонного читателя [2].

В заключение издатель должен сообщить, что он лично познакомился с котом Мурром и считает его мужчиной приятным и ласковым в обхождении. Портрет, помещенный в начале книги, поразительно схож с оригиналом.

Берлин, ноябрь 1819 г.

С робостью, с трепетом в сердце отдаю я на людской суд страницы моей жизни, моих страданий, надежд, страстных желаний, кои в сладостные минуты досуга и поэтического вдохновения излились из сокровенной глубины моей души.

Устою ли я перед строгим судом критики? Но я писал эти строки для вас, чувствительные души с младенчески чистыми помыслами, для вас, родственные, преданные сердца, да, для вас писал я эти строки, и единственная драгоценная слеза, если она выкатится из ваших глаз, послужит мне утешением, исцелит раны, нанесенные холодными укорами жестокосердых рецензентов!

Etudiant en belles lettres [3].

(не предназначенное для печати)

С уверенностью и спокойствием, свойственными подлинному гению, передаю я миру свою биографию, чтобы все увидели, какими путями коты достигают величия, чтобы все узнали, каковы мои совершенства, полюбили, оценили меня, восхищались мною и даже благоговели предо мной.

Ежели кто и дерзнет подвергнуть сомнению высокие достоинства этой замечательной книги, то пусть не забывает, что ему придется иметь дело с умным котом, у коего есть в запасе острый язык и не менее острые когти.

Источник