Меню

Ехали цыгане кошку потеряли полная версия стиха



Ехали цыгане

Ехали цыгане,
Кошку потеряли.
Кошка сдохла, хвост облез.
Кто промолвит, тот и съест!
— Ох, и вправду, Дашутка, мы как цыгане. Едем-едем, а конца и края дороге этой проклятущей нет, — тётка Акулина попрвила тулуп, которым была укрыта Дашина мать. Приболела она, сильно ослабла. – Где же эта Сибирь, когда доедем, а, Вань?
Ваня, сын Акулины пожал плечами. Он был старше Даши всего на год и они быстро сдружились в дороге. Янченки ехали с Украины, с Днепра, а Коломийцы с Дона. Караваны из телег встретились недалеко от Волги и дальше ехали уже вместе.
Скоро их пути расходились. Коломийцы держали путь на юг, через степь, в далёкий Верный, а Янченкам хотелось в Сибирь.
Маме стало немного получше. Она села, обняла единственную дочку и в шутку спросила:
— Ну, что, Дашутка, куда поедем? В Верный яблоки кушать или в Кустанай картошку?
— Картоху! Картоху! – закричали Даша с Ваней. За время пути они привыкли друг к другу и им совсем не хотелось расставаться.
— Катерина, ты бы поела малость, — Акулина протянула краюху хлеба.
— Не, не хочу, не полезет, — замотала головой Катерина.
— А я вот никогда не отказываюсь, даже если наелась от пуза. Как чуть не померла девчонкой с голодухи, так решила: зубами буду землю грызть, а вспашу. Обману, украду, но зерно достану. Приползу, но соберу хлеб. Страшно это, с голоду помирать!
…А утром мама умерла.
Две телеги поотстали от других, мужики наскоро выкопали могилу, приладили крест и, не мешкая особо, поехали нагонять основной караван. Отставать было опасно.
Так и решился вопрос, куда ехать. Илья, Дашин отец, решил держаться Павла и Акулины Янченко. Как-то полегче ему рядом с ними было. Да и дети сдружились.
Тётка Акулина достала из глубин плисового чёрного кафтана белую тряпочку, развернула ее и дала Даше с Ваней по куску сахара.
— Не печалуйся, Дашутка, как-нибудь вместе переживём. Станешь женой моему Ване, мы тебя не бросим.
Даша отряхнула соринки с крохотного кусочка сахара и сунула его в рот. Стало и вправду полегче. Почему? Наверное, потому, что не одни они с отцом на этом свете остались. Тётка Акулина вон какая! Умная, хитрая, бедовая…
Так, в 1916 году мои предки оказались в Кустанае. Там и прижились.
…И пришла гражданская война, а вместе с ней и голод. А потом тридцатые наступили и опять пришёл голод. Люди мёрли, страшно мёрли. Тени человеческие шли по улице, падали и умирали. И помочь им было нельзя. Эпидемия тифа косила всех. Потом приезжали специальные люди, закидывали трупы в телегу и исчезали. И жизнь начинала течь своим чередом. До новой порции бредущих по дороге обречённых душ.
А у Даши с Ваней уже четверо детишек народилось. Но младшенькие померли. От тех же голода и тифа. Как ни старалась Акулина их выходить, да разве помогут травки да заклинания против таких бесов как голодуха да тиф !?
Вот от других напастей помогали они ей самой выжить, давали шанс и другим поправиться все эти колдовские заклинания. От грыжи, лихорадки, судорог Акулина местным детям могла помочь. Брала она привезённый еще с родины серебряный нож, как-то хитро рисовала им на детских животах кресты, делала пассы руками, бормотала еле слышимые заклинания и болящие шли на поправку. Ей несли, кто что мог: кто яичко, кто курочку, кто одежонку, а кто и деньжат.
Но оставшихся двоих внучек, Шуру и Надю, бабушка не больно баловала. Они с дедом Павлом жили по соседству, но на удивление редко виделись с семьёй сына. Иногда, придя в гости, доставала Акулина из-под плисового зипуна платочек и раздавала девчонкам по куску сахара. И всё. Но Даша не обижалась: всем тяжело.
Перед войной родились ещё две девочки. Римма, самая маленькая и слабенькая, не выжила. А Людочку, родившуюся в тридцать девятом, Шура с Надей выходили, вынянчили. Ивана забрали на войну, а Дарья сутками безвылазно пропадала в госпитале. Иногда она, со всякими хитростями вырываясь домой, приносила за щекой мякиш хлеба. Это всё, что она могла сделать. Всё остальное делали дочки: Шура нянькалась с малышкой и работала по дому, а Надя, как невероятно шустрая и пронырливая, стояла по очередям за хлебом, бегала на поля за мёрзлой картошкой, рыскала по столовским и базарным помойкам в поисках овощных очисток. Так вот и выжили. И послевоенный голод пережили.
А Акулина жила своей жизнью. Рядом, но отдельно. Иногда угощая своих уже правнуков кусочками сахара. Один раз, уже в шестидесятые, перепало и мне.
— Эй, подь сюда! – я приблизилась. – Нет, Надэга, твоя дочь не наша порода!
Она низко наклонилась, прищурилась, разглядывая меня.
— На тебе гостинец.
Из платочка она достала кусочек сахара. Весь в крошках и каких-то соринках.
— Мама, что это? – отбежав, спросила я шёпотом. Мне, избалованной бесконечными подарками другой, московской бабушки, этот кусочек хотелось только выкинуть.
— А вот мы его сейчас почистим, подуем на него и с чаем выпьем, — мама потащила меня подальше от бабки Акулины. Чтобы та, не дай бог, не услышала.
Уже за чаем я спросила: — Мама, а что это бабка Акулина с ребёночком делала? Я в окошко подглядела. Она ножиком в него тыкала. Так страшно!
— Это она детишек так лечит, ты не бойся.
— Но ты же так никогда не делаешь? – я ложечкой пыталась размешать ужасно твёрдый кусок подаренного сахара.
— Я по-другому лечу, — улыбнулась мама.
…Вскоре бабка Акулина умерла. Тихо. Просто не вышла однажды во двор. Похоронив свекровь, Дарья зашла в её домик прибраться. Да что там было особо убирать-то? Очень строго жила бабка Акулина, совсем без излишеств. Взгляд упал на топчан. Там сиротливо лежала подушка поверх старого штопаного солдатского одеяла. Дарья вздохнула горько: «Ну, уж совсем Акулина со своим «чёрным днём» переборщила! На лохмотьях спала. Надо выкинуть весь этот мусор».
Она взялась за старый тюфяк и начала скатывать его в рулон. И вдруг из его прорех посыпались деньги. Много денег. Там были и царские ассигнации, и керенки, и довоенные, и дореформенные пятёрки, рубли, червонцы…
Дарья стояла и смотрела на старый сопревший матрас, а из него продолжали и продолжали сыпаться бесполезные, уже давно ненужные деньги…
Жизнь отмоталась назад и почему-то в голове застучала та давняя детская песенка:
Ехали цыганы, кошку потеряли… Не плачь, Дашутка, выдюжим! Землю буду грызть, а голодать больше не буду…
Кошка сдохла, хвост облез.
Кто промолвит, тот и съест…

Читайте также:  Если кошка не просит кота может ли она ему дать

Источник

«Эни-бени-лики-паки. » — считалки советских детей. Вспоминаем вместе

В прошлой части (ссылка в конце) мы с вами вспоминали дразнилки нашего детства. Оказалось, что в арсенале советского ребёнка было несколько десятков способов обидеть соседа по горшку или парте 🙂 И не меньше способов достойно ответить (не кулаками) — с ранних лет мы учились дворовой дипломатии и общению.

Но забудем про обиды — время играть в подвижные игры! Почти в каждой игре нужно было разбиваться на тех кого догоняют и тех, кто догоняет. Решить это можно было только с помощью считалок. Нормальный советский ребёнок должен был знать как минимум 5-6 разных считалок, которые могли применяться в разных ситуациях. Бывали ситуации, когда по одной считалке выходил не совсем выгодный для кого-то расклад, поэтому он предлагал посчитаться своим способом.

Как правило, принять участие в подвижной игре приглашали весь двор. Для этого существовало несколько зазывалок.

Зазывалки:

1. Самая популярная:

Тай-тай налетай,
Кто в войнушку [догонялки, прятки] играй?

2. Для неподвижных игр в молчанку существовала специальная зазывалка:

Ехали цыгане — кошку потеряли,
Кошка сдохла — хвост облез,
Кто промолвит — тот и съест.
А кто смеётся — тот её крови напьется.

Проигрывал тот, кто первый улыбнётся или заговорит.

3. А этой зазывалкой обычно подыскивали себе компаньона для похода в магазин за хлебом:

Кто со мной — тот герой,
Кто без меня — тот паршивая свинья!

Итак, участники набраны — теперь нужно выбрать того, кто будет «маяться».

Считалки

1. Самая популярная и известная

Эне, бене,
Лики, паки,
Цуль, буль-буль,
Калики-цваки,
Эус-беус, клик-мадеус, бокс.

Если выбор не удовлетворял участников, можно было немного продолжить счёт «довеском»:

2. Вторая по популярности в нашем дворе была про Буратино:

Буратино длинный нос,
Купил пачку папирос.
Пачка открывается —
Буратино мается.

Последнюю фразу иногда растягивали на слоги, чтобы подгадать выбор под конкретного человека.

Читайте также:  Обязательно ли кормить кошку кормом одной марки

3. Считалка про ножи:

Со второго этажа полетели три ножа:
Красный, синий, голубой — выбирай себе любой!

4. Эта считалка использовалась ведущим в игре «Прятки», чтобы дать время разбежаться по углам участникам.

Я считаю до пяти —
Не могу до десяти:
Раз, два, три, четыре, пять —
Я иду искать.
Кто не спрятался — я не виноват.

5. Вкусная считалка с вариациями:

Эники-бэники, ели вареники,
Эники, бэники, клёц,
Вышел на палубу жирный матрос.
Из матроса капитан,
Получилось двести грамм.

6. Довольно редкая считалка, потому что знали её не многие.

Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь,
Восемь, девять, десять.
Царь хотел меня повесить,
Я висел, висел, висел,
Ветер дунул,
Я слетел.

7. Еще одна редкая, с кучей вариантов. Я знал такой:

Обезьяна Чи-Чи-Чи
Продавала кирпичи,
Не успела все продать —
Убежала под кровать

Выход из игры

Когда нужно было ненадолго выйти из игры, говорили так:

А когда надолго, если мама послала за молоком, то так:

Осмелюсь предположить, что перечисленные считалки — лишь один процент того, что было в нашем арсенале. Пишите свои любимые считалки — может и я их вспомню тоже 🙂

Понравились статья и фотографии? Ваш лайк будет лучшей благодарностью за мой труд 🙂 Подписывайтесь на канал Trips & UrbEx — несколько интересных историй уже ждут своей очереди!

Источник

«Эни-бени-лики-паки. » — считалки советских детей. Вспоминаем вместе!

В прошлой части мы с вами вспоминали дразнилки нашего детства. Оказалось, что в арсенале советского ребёнка было несколько десятков способов обидеть соседа по горшку или парте 🙂 И не меньше способов достойно ответить (не кулаками) — с ранних лет мы учились дворовой дипломатии и общению.

Но забудем про обиды — время играть в подвижные игры! Почти в каждой игре нужно было разбиваться на тех кого догоняют и тех, кто догоняет. Решить это можно было только с помощью считалок. Нормальный советский ребёнок должен был знать как минимум 5-6 разных считалок, которые могли применяться в разных ситуациях. Бывали ситуации, когда по одной считалке выходил не совсем выгодный для кого-то расклад, поэтому он предлагал посчитаться своим способом.

Как правило, принять участие в подвижной игре приглашали весь двор. Для этого существовало несколько зазывалок.

Зазывалки

1. Самая популярная:

Тай-тай налетай,
Кто в войнушку [догонялки, прятки] играй?

2. Для неподвижных игр в молчанку существовала специальная зазывалка:

Ехали цыгане — кошку потеряли,
Кошка сдохла — хвост облез,
Кто промолвит — тот и съест.
А кто смеётся — тот её крови напьется.

Проигрывал тот, кто первый улыбнётся или заговорит.

3. А этой зазывалкой обычно подыскивали себе компаньона для похода в магазин за хлебом:

Кто со мной — тот герой,
Кто без меня — тот паршивая свинья!

Итак, участники набраны — теперь нужно выбрать того, кто будет «маяться».

Считалки

1. Самая популярная и известная

Эне, бене,
Лики, паки,
Цуль, буль-буль,
Калики-цваки,
Эус-беус, клик-мадеус, бокс.

Если выбор не удовлетворял участников, можно было немного продолжить счёт «довеском»:

2. Вторая по популярности в нашем дворе была про Буратино:

Буратино длинный нос,
Купил пачку папирос.
Пачка открывается —
Буратино мается.

Последнюю фразу иногда растягивали на слоги, чтобы подгадать выбор под конкретного человека.

3. Считалка про ножи:

Со второго этажа полетели три ножа:
Красный, синий, голубой — выбирай себе любой!

4. Эта считалка использовалась ведущим в игре «Прятки», чтобы дать время разбежаться по углам участникам.

Я считаю до пяти —
Не могу до десяти:
Раз, два, три, четыре, пять —
Я иду искать.
Кто не спрятался — я не виноват.

5. Вкусная считалка с вариациями:

Эники-бэники, ели вареники,
Эники, бэники, клёц,
Вышел на палубу жирный матрос.
Из матроса капитан,
Получилось двести грамм.

6. Довольно редкая считалка, потому что знали её не многие.

Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь,
Восемь, девять, десять.
Царь хотел меня повесить,
Я висел, висел, висел,
Ветер дунул,
Я слетел.

7. Еще одна редкая, с кучей вариантов. Я знал такой:

Обезьяна Чи-Чи-Чи
Продавала кирпичи,
Не успела все продать —
Убежала под кровать

Выход из игры

Когда нужно было ненадолго выйти из игры, говорили так:

А когда надолго, если мама послала за молоком, то так:

Читайте также:  Кошка болезни мочеполовой системы

Осмелюсь предположить, что перечисленные считалки — лишь один процент того, что было в нашем арсенале. Пишите свои любимые считалки — может и я их вспомню тоже 🙂

Источник

Ехали цыгане кошку потеряли полная версия стиха

Считалка для игры в молчанку

Это не считалка в привычном понимании, а присловка к игре в молчанку:

Ехали цыгане, кошку потеряли,
Кошка сдохла, хвост облез,
Кто заговорит — тот ее и съест.

После этих слов должны все замолчать. Кто первый заговорит — проиграл.

1.Ехали цыгане, кошку потеряли,
Кошка сдохла, хвост облез,
Кто заговорит — тот ее и съест.
А кто засмеется, тот ее крови напьется.
Сказки не рассказывать, зубы не показывать,
Раз-два-три — начало игры.

Ехали цыгане, кошку потеряли.
Кошка сдохла, хвост облез,
кто промолвит, тот и съест. (Кто слово скажет — тот ее и съест!)

2.Кони-кони-кони-кони,
Мы сидели на балконе,
Чай пили, ложки били,
По-турецки говорили,
Вдруг набрали в рот воды
И сказали всем: Замри!
А кто первый отомрёт,
Тот получит шишку в лоб.
(надуваем щеки-как будто воды набрали-задача не издать ни звука. Можно смешить друг друга, кто засмеялся-тому щелбан)

Кони, кони, кони,
Сидели на балконе,
Чай пили, ложки били,
По-турецки говорили.
Чаби, чаляби, ча-ляби-ляби-ляби.
Мы набрали в рот воды
И сказали всем замри,
А кто первый отомрет,
Тот получит шишку в рот.

3.Здасьте, дети, я ваш папа.
Я работаю в гестапо.
Кто нарушит тишину —
Глаз на жопу натяну.

4.Шел по крыше воробей,
нес коробочку соплей.
Кто слово пикнет — (Кто чирикнет тот и выпьет)
Тот ее и выпьет.

Идет по крыше воробей,
несет коробочку соплей,
А за ним его жена —
Несет коробочку говна.

Источник

Молчанка

Молчанка (или молчанки) — хорошая игра для развития терпения и усидчивости. Как нетрудно догадаться, название игры произошло от слова «молчать». Несмотря на простые правила, победить в ней (а точнее, не проиграть) довольно сложно. Особенно много удовольствия доставлял в прежние времена вариант молчанки на тихом часе в пионерском лагере.

Правила игры в Молчанку

В классическом варианте молчанки игроки рассаживаются в кружок так, чтобы видеть друг друга. Но, конечно же, играть можно не только сидя, но и занимаясь своими делами, играя в игрушки. Начинается игра с «аппетитного» стишка:

Ехали цыгане (бояре), кошку потеряли.
Кошка сдохла, хвост облез.
Кто слово промолвит, тот ее и съест!
А кто улыбнется — кошкиной крови напьется

Кошка сдохла, хвост облез.
Кто промолвит, тот и съест!

Есть ещё более политкорректный «народный» вариант:

Первенчики, червенчики
Летали голубенчики
По свежей росе,
По чужой полосе,
Там чашки, орешки,
Медок, сахарок — молчок!

После того, как произнесено последнее слово стиха, все игроки замолкают. Проигравшим считается тот, кто, забывшись, заговорит, засмеётся или даже просто улыбнётся. Он должен будет исполнять желание товарищей. А тот, кто продержался дольше всех — молодец, он считается победителем.

Вдобавок, особенно вредные игроки пытаются рассмешить своих товарищей. Для этого все средства хороши: они корчат рожи, изображают всякие смешные позы, передразнивают серьёзные лица друзей. Нельзя лишь щекотаться, щипаться, да вообще прикасаться!

Напоследок — ещё несколько вариантов стихов для молчанок. В скобках — различные варианты слов:

Чок, чок, чок,
Зубы на крючок,
Кто слово скажет,
(Кто заговорит) —
Тому в лоб щелчок!

Шел Молчан
По крутым горам.
Кто не молчал —
Того за уши драл!

Кони-кони, мои кони, мы сидели на балконе,
Чай пили, чашки мыли, по-турецки говорили:
«Чаб-чаляби, чаб-чаляби!»
Прилетели журавли, и сказали всем: «Замри!»
А кто первый отомрет — тот получит шишку в лоб!
Не смеяться, не болтать, а солдатиком стоять!

Кони-огони сидели на балконе,
Чай пили, чашки били,
По-туречки говорили:
«Чоби, ачоби, челяби и чоби».
Начинается игра!
Мы набрали в рот воды и сказали всем:
— Замри!

Шел Молчан
По всем городам:
Кто стукнет-брякнет —
За волосы драть,
До слез добивать.
Последнее слово — тпру-у!

У гражданки Соколовой
Бегемот сидит в столовой,
Чешет вилкою живот,
Скатерть новую жует.
Он кричит: «Ри-ри-ри-ри!»
Кто играет, тот — замри!

Тише, мыши, кот на крыше:
Кошку за уши ведет,
Кошка драна, хвост облез.
Кто промолвит, тот и съест!

Посмотреть видео игры Молчанка:

Источник