Страница 1 из 6123456»
Форум "Страны "Озарение" » Обучающие конкурсы » Конкурс короткого рассказа-1 » М. Молния (Три ангела)
М. Молния
М_Молния Дата: Воскресенье, 10.07.2016, 14:58 | Сообщение # 1

Друг Страны Озарение

М_Молния

Посетитель Страны Озарение

  • Сообщений: 26
  • Награды: 0
  • Репутация: 0

Три ангела
На столе лежал лист бумаги: обычный, белый, с только что распечатанным на принтере текстом. Текст повторялся трижды. Буквы были наклонны, закорючки на них скромны, интеллигентны.
Николай Сергеевич смотрел на объявления с чувством нерешительности. Ему казалось, что разрезанные и расклеенные на столбах и остановках, эти бумажки принесут желаемое облегчение его моральных и физических страданий. Возможно, они подарят еще одно счастье. Но могут и, наоборот, накликать беду: приманить падких на столь аппетитную наживу аферистов, воров, чёрных риэлторов. Последние уже несколько раз звонили и то вкрадчивыми женскими, то настойчивыми мужскими голосами предлагали продать квартиру.
Николай Сергеевич смотрел на объявления и думал. Мысли его были медленны, угловаты, неуклюжи, как сам он был теперь нерасторопен, перекошен и хром. После инсульта прошло почти одиннадцать месяцев, но левая сторона тела по-прежнему оставалась скованной. Нога не гнулась, почти не чувствовала опору. Рука болталась подобно пустому кожаному рукаву, словно и впрямь была лишена содержимого. Шея не поворачивалась. Лицо так же не двигалось своей левой половиной, уродуя аристократические черты - как выражался сам Николай Сергеевич - «косорылостью».
Это грубое, площадное слово пришло в его искушённый техническими знаниями мозг главного инженера в тот момент, когда он впервые после удара увидел себя в зеркало. Маленькое карманное зеркальце к его выбеленному болезнью лицу поднесла санитарка реанимационного отделения. Нет, интересен был совсем не внешний вид. В тот момент Николай Сергеевич испытывал дискомфорт от «спаянного» левого угла губ и невольно раздражался от ощущения неприятного кислого запаха. Ему хотелось увидеть дефект.
Он с трудом двинул правой рукой и поражённо воззрился на приклеенную пластырем «занозу» венозного катетера. Клапан был синь до дикости, до той самой чужеродности, от которой начинает тошнить. Николай Сергеевич прикрыл глаза, сглотнул иссушенным ртом, потянул руку выше. Он достал до лица и на шершавом подбородке обнаружил колючие мелкие крупинки и катышки. От этих-то крупинок и катышков приторно воняло засохшей желчью. Стало мерзко. Тело ощутило грязь человеческой немощи. Разум осознал старость.
Как же это случилось? Внезапно? Или всё же старость подкралась незаметно, пробралась через поры кожи, засела в костях и сосудах, чтобы по неизвестно чьей команде вдруг выскочить оттуда и удивить, огорошить, вогнать в шок? Друзья, коллеги – они старились вокруг. Нет-нет, но Николай Сергеевич замечал то у одного, то у другого седину, или новую резкую складку морщины. Особенно у женщин. Они вообще старились как-то «на раз»: вчера еще были молоды, а сегодня, вдруг, приходили с оплывшими, пожелтевшими лицами и с глубокими тоскливыми глазами, глядя уже не на мир, но задумчиво созерцая свою жизнь глубоко изнутри.
Такой же взгляд появился однажды утром у его жены Марины. Николай Сергеевич еще спросил тогда: как она себя чувствует? Жена ответила, что хорошо, а днём ему позвонили на работу и сообщили, что Марина Васильевна умерла. Разрыв аорты, так кажется. И Николая Сергеевича мгновенно подкосило. Здоровье покатилось, что гружёный состав под откос. Тут подошёл юбилей: шестьдесят пять. Почести, положенные «поистине незаменимому главному инженеру»; пожелания здоровья; ненавязчивые вопросы коллег об уходе на пенсию; очередные вежливые отказы. Потом закрутило строительство нового корпуса НПО, сорвавшийся строительный блок, погибший рабочий. Комиссия. Организм не выдержал: инсульт. Реанимация, инвалидность, пенсия, льготы, бесплатный проезд... Да куда же ехать, когда нога не идёт?
Правда, чаще стал звонить через интернет сын – гордость и тоска Николая Сергеевича.
Юрий всегда знал себе цену. Он уехал еще в девяностые высоким, худым аспирантом. Тогда, в аэропорту, отец пожал ему на прощание руку, как оказалось, последний раз в жизни. Они больше не виделись лично. Письма, редкие телефонные звонки. Им на смену пришёл интернет, чудо-творение – «Скайп». Сейчас, конечно, Юра – величина! Профессор Массачусетского университета, с добротным брюшком, и такой же добротной репутацией в учёном мире. А вот женился Юра недавно, причём на своей бывшей студентке: чайнокожей, остроглазой, курчавой. Николай Сергеевич никак не мог запомнить её непривычное имя, поэтому всегда избегал его, называя жену сына «ненаглядной снохой», «прелестной африканкой» и даже «Андромедой». Она действительно была хороша. С великолепной, по-африкански огненной фигурой: с крутым, умопомрачительным бюстом, с приподнятыми, играющими при ходьбе ягодицами, с этим чарующим изгибом поясницы, несвойственным ни европейским, ни азиатским женщинам. Она иногда подходила к компьютеру в момент разговора отца и сына, улыбалась сочными губами, с напускной застенчивостью приветливо помахивала ручкой и поглаживала круглый, упругий живот – вместилище нового человека.
В такие моменты на Николая Сергеевича наваливалась тоска, сердце начинало болезненно трепыхаться, и порой вырывалось горькое: «Вы бы приехали»... Но находились десятки причин, сотни обстоятельств, слишком крепко и надёжно держащие Юрия там.
Николай Сергеевич вздохнул, провёл правой, подвижной рукой по высокому лбу, по остроугольным, еще чёрным бровям над глубокими выцветшими глазами, коснулся впалых щёк и задержался на аккуратно подстриженной седой бородке. Задуманное дело казалось ему сейчас нелепым, даже, пожалуй, абсурдным, таким же, как его нынешнее положение. Но, всё же, в нём была надежда на изменение сложившейся ситуации, на разрыв круговой безысходности, крепко связавшей одинокого больного старика.
Николай Сергеевич подвинул на край стола лист с напечатанными объявлениями и заработал ножницами. Теперь их стало три: не совсем ровных лоскута бумаги с некрупным шрифтом, с отчаянной надеждой на лучшее. Почему три? Николай Сергеевич посмотрел на большой белый остаток листа. А сколько их должно быть, если не три?
На секретере, на одной из оставшихся после жены икон - современной карточке, приклеенной на пластиковую основу, - недвижно сидели за столом ангелы: три надежды, три чаяния. Воистину понять может лишь тот, кто сам переживает подобное. Ангелы недвижно сидели над чашей, палимые жарким солнцем пустыни. Гибкое древо с чудно́й копной листьев тянуло ветви, чтобы укрыть их. Утёс старался нависнуть, тенью объять. Но дерево слишком мало, а скала - неподвижна. Воздух трепещет от зноя, он бел и лучист. Опустив главы долу, ангелы созерцают великую истину: понимать может лишь тот, кто сам переживает подобное.
Николай Сергеевич решительно поднялся и, наваливаясь на трость-опору, направился в прихожую. Пальцы левой руки, благодаря регулярным упражнениям, всё же начинали потихонечку слушаться, и завязать шнурки на ботинках удалось достаточно быстро. Даже привычная при наклоне боль в голове и потемнение в глазах несколько запоздали. Качнуло, когда Николай Сергеевич уже выпрямился, и, чтобы не упасть, он привалился плечом к вешалке. Врач советовал: «Не наклоняться». А как не наклоняться? Кто завяжет шнурки, поднимет упавший на пол из непослушной руки кусок хлеба?
- У вас социальный работник есть? Вот она придёт и вам всё сделает.
Но пока она придёт, хлеб должен лежать на полу? Да и не один Николай Сергеевич у неё. А вообще странная она, эта новенькая соцработница. Вот старая – хорошая была, а эта… Резкая, громкая, вопросы задаёт про родственников. Тут, вчера как раз, из центра звонили, спрашивали про неё, нет ли каких жалоб. Какие жалобы? Только что с продажей квартиры беспокоить стали. Нет, нужен кто-то родной, близкий, кто поможет, поддержит, поймёт.
Николай Сергеевич посмотрел на трёх ангелов, вздохнул и вышел в подъезд.
Ноги скользили, разъезжались, и, пожалуй, только трость-опора не давала растянуться на мостовой высокому, худощавому, еще по-молодецки стройному Николаю Сергеевичу. Зимний ветер гнал позёмку, забирался под воротник. Прохожие бежали мимо, занятые своими делами, погрязшие в своих нуждах. Казалось, никому не было дела до интеллигентного, аккуратно одетого пожилого мужчины с тростью. Это ощущение несколько успокоило, придало уверенности, и Николай Сергеевич стал убеждать себя, что никто ему ничего не скажет, не сделает никакого замечания, когда он будет расклеивать объявления. Всё же было неловко. Он остановился возле фонарного столба, едва не доходя до пешеходного перехода. Этот столб Николай Сергеевич выбрал еще дома, по памяти. Он располагался посреди тротуара, как раз в том месте, где с автобусной остановки люди шли на пешеходный переход к больнице. Мимо столба в день двигалась не одна сотня человек, и уж точно среди них были те, на кого так надеялся Николай Сергеевич.
Всё же было неловко. Он дождался, когда два автобуса подряд высадят пассажиров, и толпа на остановке рассосётся. Николай Сергеевич для устойчивости привалился плечом к столбу, отпустил свою трость и достал клей. Ветер рвал клок бумаги из левой руки, старался завладеть последней надеждой. Слабые пальцы краснели, стыли, но держали.
- Вам плохо? – неожиданно раздался позади женский голос, и Николай Сергеевич встрепенулся, как застигнутый врасплох мальчишка, малюющий на заборе нехорошее слово.
Он обернулся: девушка таращила на него встревоженные глаза, слишком чёрные, слишком накрашенные, яркие, как уголья на чрезмерно бледном, неестественном для живого человека лице.
- Вам плохо? – участливо повторила она и громко шмыгнула носом, подняла руку в чёрной перчатке и тыльной стороной указательного пальца провела по кончику проколотого носа. Серьга-кольцо двинулась и нелепо оттопырила ноздрю.
- Нет, нет, всё хорошо. Я просто отдыхаю, - поспешил оправдаться Николай Сергеевич, пряча за спиной левую руку с листком.
- А-а, - протянула девушка, надвинула на самые брови чёрную шапку-колпак и добавила: - А то, если надо, я «скорую» вызову.
- Спасибо, спасибо, у меня всё в порядке, - однобоко улыбнулся Николай Сергеевич.
- Тогда я пойду, - сказала девушка и вновь громко шмыгнула носом.
- Да, да. Еще раз спасибо.
Она повернулась и пошла: тонконогая, в куцей юбчонке и непомерно тяжёлых сапогах. Оглянулась, приостановилась, вытащила руку из кармана короткой кожаной куртки с множеством заклёпок.
«Всё хорошо, хорошо», - жестом показал Николай Сергеевич.
Она кивнула, провела по носу и ушла.
Николай Сергеевич постоял, тоскливо гладя ей вслед. Потом вздохнул, перехватил объявление в правую руку и приложил к столбу.
Второй листок он приклеил на автобусной остановке, на противоположной стороне улицы, а третий – дальше, в переулке, возле ресурсного центра для инвалидов, как раз там, где получал свою опорную трость.
Дело было сделано. Николай Сергеевич устало шёл домой с чувством смятения, и, в то же время, с укрепившейся надеждой. Теперь, Бог даст...
«Я – Николай, в 64 года овдовел. Женился бы на простой скромной женщине с инвалидностью. Можно с ребёнком. Не пью, не курю. Довольно обеспечен, своя квартира. У меня самого третья группа: хромаю после инсульта. Готов взять и со 2-й группой, даже с ампутацией. (Способной себя обслуживать). Тел: …»
Ветер гнал позёмку, рвал листки бумаги. Они трепетали, подобно перьям ангельских крыльев. Всего их было три. Буквы наклонны, интеллигентны, скромны: понимать может лишь тот, кто сам переживает подобное.
2016
golovkoav Дата: Воскресенье, 10.07.2016, 15:45 | Сообщение # 2

Друг Страны Озарение

golovkoav

Любимый гость Страны Озарение

  • Сообщений: 67
  • Награды: 0
  • Репутация: 0
golovkoav

Рассказ и художественность изложения понравились, заметил несколько стиллистических и пунктуационных ошибок, что легко поправить.
Цитата М_Молния ()
принесут желаемое облегчение его моральных и физических страданий.

Принесут облегчение его моральным и и физическим страданиям. А если от чего, тогда - [b]ему[/b]
а в этом предложении
Цитата М_Молния ()
Но могут и, наоборот, накликать беду:

почему наоборот выделено запятыми?
Цитата М_Молния ()
сглотнул иссушенным ртом,

Сглотнул что - слюну? Но там вряд ли есть слюна. Или сделал глотательное движение, но тогда не ртом, а горлом, кадыком...
Цитата М_Молния ()
Он достал до лица

Дотянулся. А если достал, то чем?
Цитата М_Молния ()
Тогда, в аэропорту, отец

Зачем в аэропорту выделено запятыми?
Цитата М_Молния ()
чайнокожей

А вот это сравнение мне понравилось, я такого не встречал))
Ну и последний вопрос по поводу конкурсных условий. Я не считал, но, по-моему, знаки значительно превышены.
С архетипами не совсем добрали. Главный герой, тут все обрисовано, а хотябы еще один? Соц. работница, вроде, но скуповато. Подумайте.


Александр Головко
golovkoav Дата: Воскресенье, 10.07.2016, 15:48 | Сообщение # 3

Друг Страны Озарение

golovkoav

Любимый гость Страны Озарение

  • Сообщений: 67
  • Награды: 0
  • Репутация: 0
golovkoav

Да, еще - название красивое, но как-то мало соответствует сюжету. Зачем они там, чем помогли, от чего уберегли, или герой питает надежды, глядя на ангеловГ Мне это не очень понятно. biggrin

Александр Головко
МарЗ Дата: Воскресенье, 10.07.2016, 22:38 | Сообщение # 4

Администраторы

МарЗ

Почетный жител Страны Озарение

  • Сообщений: 349
  • Награды: 1
  • Репутация: 1
МарЗ

Число знаков - 9 500. Все же нужно как-то читать правила конкурса, хотя бы основное - не более 6 000.
М_Молния Дата: Воскресенье, 10.07.2016, 23:13 | Сообщение # 5

Друг Страны Озарение

М_Молния

Посетитель Страны Озарение

  • Сообщений: 26
  • Награды: 0
  • Репутация: 0

Да, Марина, еще раз приношу извинения. Подвела невнимательность. Прошу удалить рассказ с конкурса.

Так же прошу извинения у Александр Головко. Благодарю за разбор и потраченное на меня время.
МарЗ Дата: Воскресенье, 10.07.2016, 23:30 | Сообщение # 6

Администраторы

МарЗ

Почетный жител Страны Озарение

  • Сообщений: 349
  • Награды: 1
  • Репутация: 1
МарЗ

Зачем удалять? Пойдет вне конкурса, у нас и такие есть)) Пусть прочитают, тем более, что рассказ хороший! Мне он, например, из внеконкурсных понравился, пожалуй, больше всех. Литературный грамотный язык, герой изображен достоверно... Симпатию вызывает и хочется верить, что ему повезет) Правда, второго героя нет, но можно считать девушку-прохожую)...
Жаль, конечно, что лимит превысил.
Vera Дата: Понедельник, 11.07.2016, 17:36 | Сообщение # 7

Модераторы

Vera

Посетитель Страны Озарение

  • Сообщений: 27
  • Награды: 0
  • Репутация: 0
Vera

Цитата М_Молния ()
Прошу удалить рассказ с конкурса.

Ни в коем случае, уважаемая М.Молния!
Ещё есть время, можно сократить рассказ. Он - великолепен...
Сократите, содержание не пострадает, и выразительность тоже, всё останется так же, уверяю Вас. Попробуйте.
Меня потряс Ваш рассказ ... позже напишу более развёрнутый комментарий, когда Вы сократите текст.
... особенно образы ангелов... им мало уделено место, но композиционно они находятся в самом центре рассказа и нитью проходят сквозь весь оставшийся текст, не знаю, нарочно ли это сделано или случайно, но - прекрасно.
Сократите текст.
Удачи Вам.
МарЗ Дата: Понедельник, 11.07.2016, 18:17 | Сообщение # 8

Администраторы

МарЗ

Почетный жител Страны Озарение

  • Сообщений: 349
  • Награды: 1
  • Репутация: 1
МарЗ

Я предлагаю Татьяне Григорьевой , Галине Бобошко и М.Молнии сделать "сокращенные варианты" Пусть у них рассказы эти будут в полном виде, а здесь немного урезать. Чтобы вписаться в формат... Может, еще и лучше будет.
Мне приходилось писать статьи для газеты где надо 4 000 знаков. Сначала думаешь - как??? Куда вот это и это?? А потом видишь - так даже лучше))
Vera Дата: Понедельник, 11.07.2016, 19:12 | Сообщение # 9

Модераторы

Vera

Посетитель Страны Озарение

  • Сообщений: 27
  • Награды: 0
  • Репутация: 0
Vera

Цитата МарЗ ()
Я предлагаю Татьяне Григорьевой , Галине Бобошко и М.Молнии сделать "сокращенные варианты"

Это правильно, Марина. Очень жалко, если эти рассказы выпадут из конкурса.
Цитата МарЗ ()
Мне приходилось писать статьи для газеты где надо 4 000 знаков.

Мне помнится, мы писали рассказы и в 55-ть слов. ))
6000 знаков - прекрасный объём, можно раскрыться и раскрыть тему. Проверено классиками. А мы у них - учимся. ))
М_Молния Дата: Вторник, 12.07.2016, 09:37 | Сообщение # 10

Друг Страны Озарение

М_Молния

Посетитель Страны Озарение

  • Сообщений: 26
  • Награды: 0
  • Репутация: 0

Цитата Vera ()
Сократите, содержание не пострадает, и выразительность тоже, всё останется так же, уверяю Вас.

Спасибо за поддержку, Вера. Писать в малое количество знаков, так же как и в малое количество времени нужно изначально. Для романа мне пришлось уложить сказку в три предложения (187 символов с пробелами).
А конкурсные миниатюры впихивать в 2000 знаков с пробелами и менее. Это не сложно. Сложно кастрировать воплощённый замысел. Кастраты еще никогда никого не привлекали, но при этом выполняли свои другие функции. Подрежим и Николая Сергеевича, после инсульта ему всё равно. (шутка, хотя и чёрная)


Сообщение отредактировал М_Молния - Вторник, 12.07.2016, 11:46
М_Молния Дата: Вторник, 12.07.2016, 09:39 | Сообщение # 11

Друг Страны Озарение

М_Молния

Посетитель Страны Озарение

  • Сообщений: 26
  • Награды: 0
  • Репутация: 0

Три ангела
(в сокращении)
На столе лежал лист бумаги: белый, с распечатанным на принтере текстом. Текст повторялся трижды.
Николай Сергеевич смотрел на объявления с чувством нерешительности. Ему казалось, что разрезанные и расклеенные эти бумажки принесут желаемое облегчение его моральным и физическим страданиям.
После инсульта прошло почти одиннадцать месяцев, но левая сторона тела по-прежнему оставалась скованной. Нога не чувствовала опору, рука болталась. Лицо не двигалось своей левой половиной, уродуя аристократические черты - как выражался сам Николай Сергеевич - «косорылостью».
Это грубое слово пришло в сознание в тот момент, когда впервые после удара он увидел себя в зеркало. Карманное зеркальце к его выбеленному лицу поднесла санитарка реанимационного отделения. Нет, интересен был совсем не внешний вид. В тот момент Николай Сергеевич испытывал дискомфорт от «спаянного» угла губ и невольно раздражался от ощущения неприятного кислого запаха. Ему хотелось увидеть дефект.
Он с трудом двинул рукой и поражённо воззрился на приклеенную пластырем «занозу» венозного катетера. Клапан был синь до дикости, до той чужеродности, от которой начинает тошнить. Николай Сергеевич прикрыл глаза, сглотнул иссушенным ртом, потянул руку выше. На шершавом подбородке оказались колючие мелкие катышки. От них-то и воняло засохшей желчью. Стало мерзко. Сознание ощутило грязь человеческой немощи.
Как же это случилось? Неужели старость подкралась незаметно, пробралась через поры кожи, засела в костях и сосудах, чтобы по неизвестно чьей команде выскочить оттуда и огорошить? Друзья, коллеги – они старились вокруг. Нет-нет, но Николай Сергеевич замечал то у одного, то у другого седину, или новую резкую складку морщины. Особенно у женщин. Они вообще старились как-то «на раз»: вчера еще были молоды, а сегодня, вдруг, приходили с оплывшими, пожелтевшими лицами и с глубокими тоскливыми глазами, глядя не на мир, но задумчиво созерцая свою жизнь глубоко изнутри.
Такой взгляд появился однажды утром у его жены Марины. Николай Сергеевич еще спросил тогда: как она себя чувствует? Она ответила: «Хорошо»; а днём сообщили, что Марина Васильевна умерла. И Николая Сергеевича подкосило. Инсульт, реанимация, инвалидность.
Правда, чаще стал звонить через интернет сын.
Юрий уехал в девяностые высоким, худым аспирантом. Тогда в аэропорту отец пожал ему на прощание руку последний раз. Они больше не виделись лично. Письма, редкие телефонные звонки. Им на смену пришёл интернет, чудо-творение – «Скайп». Сейчас Юра – величина! Профессор Массачусетского университета, с добротным брюшком, и такой же добротной репутацией. А вот женился Юра недавно, причём на своей бывшей студентке: чайнокожей, остроглазой, курчавой. Николай Сергеевич никак не мог запомнить непривычное имя, поэтому всегда называя её «ненаглядной снохой», «прелестной африканкой» и даже «Андромедой». Она действительно была хороша: с крутым бюстом, с играющими при ходьбе ягодицами, с этим чарующим изгибом поясницы, несвойственным ни европейским, ни азиатским женщинам. Она иногда подходила к компьютеру в момент разговора отца и сына, улыбалась сочными губами, с напускной застенчивостью помахивала ручкой и поглаживала круглый, упругий живот – вместилище нового человека. В такие моменты на Николая Сергеевича наваливалась тоска, и вырывалось горькое: «Вы бы приехали»... Но находились десятки причин, сотни обстоятельств, слишком крепко и надёжно держащие Юрия там.
Николай Сергеевич вздохнул, провёл рукой по высокому лбу, по остроугольным бровям над глубокими выцветшими глазами, коснулся впалых щёк и задержался на аккуратно подстриженной бородке. Задуманное дело казалось ему нелепым, таким же, как его нынешнее положение. Однако, это был шанс на изменение сложившейся ситуации.
Он подвинул на край стола лист с напечатанными объявлениями и взял ножницы.
Теперь их стало три: не совсем ровных лоскута бумаги с отчаянной надеждой на лучшее. Почему три? А сколько их должно быть?
На секретере, на одной из оставшихся после жены икон недвижно сидели за столом ангелы: три надежды, три чаяния. Воистину понимать может лишь тот, кто сам переживает подобное. Ангелы недвижно сидели над чашей, палимые жарким солнцем пустыни. Гибкое древо с чудно́й копной листьев тянуло ветви укрыть их. Утёс старался нависнуть, тенью объять. Но дерево слишком мало, а скала - неподвижна. Воздух трепещет от зноя, он бел и лучист. Опустив главы долу, ангелы созерцают великую истину: понимать может лишь тот, кто сам переживает подобное.
Зимний ветер гнал позёмку, забирался под воротник. Прохожие бежали мимо, занятые своими делами. Казалось, никому не было дела до интеллигентного пожилого мужчины с тростью. Это несколько успокоило, и Николай Сергеевич стал убеждать себя, что никто не сделает ему никакого замечания, когда он будет расклеивать объявления.
Он остановился возле фонарного столба, едва не доходя до пешеходного перехода. Столб Николай Сергеевич выбрал еще дома, по памяти - место было посреди тротуара, как раз, где с автобусной остановки люди шли на пешеходный переход к больнице.
Для устойчивости Николай Сергеевич привалился плечом к столбу. Достал клей. Ветер рвал клок бумаги, старался завладеть им. Слабые пальцы краснели, стыли, но держали.
- Вам плохо? – раздался женский голос.
Николай Сергеевич встрепенулся, как застигнутый врасплох мальчишка, малюющий на заборе нехорошее слово.
Девушка таращила на него встревоженные глаза, слишком чёрные, слишком накрашенные на чрезмерно бледном, неестественном для живого человека лице.
- Плохо? – участливо повторила она и громко шмыгнула носом, подняла руку в чёрной перчатке, провела по кончику проколотого носа. Серьга-кольцо двинулась, нелепо оттопырила ноздрю.
- Нет, всё хорошо. Просто отдыхаю, - поспешил оправдаться Николай Сергеевич, пряча за спиной руку с листком.
- А-а, - протянула девушка, надвинула на самые брови чёрную шапку-колпак и добавила: - А то, если надо, я «скорую» вызову.
- Спасибо, у меня всё в порядке, - улыбнулся Николай Сергеевич.
- Тогда я пойду, - сказала девушка и вновь громко шмыгнула носом.
- Да. Еще раз спасибо.
Она повернулась и пошла: тонконогая, в куцей юбчонке и непомерно тяжёлых сапогах. Оглянулась, приостановилась, вытащила руку из кармана кожаной куртки с множеством заклёпок.
«Всё хорошо», - жестом показал Николай Сергеевич.
Она кивнула, провела по носу и ушла. Николай Сергеевич постоял, тоскливо гладя ей вслед. Потом вздохнул и приложил объявление к столбу.
Второй листок он приклеил на автобусной остановке напротив, а третий – дальше, в переулке, возле ресурсного центра для инвалидов.
Дело было сделано. Теперь, Бог даст...
«Я – Николай, в 64 года овдовел. Женился бы на простой скромной женщине с инвалидностью. Можно с ребёнком. Не пью, не курю. Довольно обеспечен. У самого третья группа: хромаю после инсульта. Готов взять и со 2-й группой, даже с ампутацией. (Способной себя обслуживать)».
Ветер гнал позёмку, рвал листки бумаги. Они трепетали, подобно перьям ангельских крыльев. Всего их было три: понимать может лишь тот, кто сам переживает подобное.
Strannik Дата: Вторник, 12.07.2016, 14:56 | Сообщение # 12

Друг Страны Озарение

Strannik

Любимый гость Страны Озарение

  • Сообщений: 46
  • Награды: 0
  • Репутация: 3
Strannik

Пока это не рассказ. Это тема. Это настроение. Это множество точных и беспощадных подробностей. Это завязка в конце концов. Но сюжета нет. Объявление на столбе и шмыгающая носом девица - это не сюжет.
М_Молния Дата: Вторник, 12.07.2016, 15:39 | Сообщение # 13

Друг Страны Озарение

М_Молния

Посетитель Страны Озарение

  • Сообщений: 26
  • Награды: 0
  • Репутация: 0

Павел Панов, большое спасибо за комментарий.
Вы не могли бы подробнее?
Выше Александр Головко говорит:
Цитата golovkoav ()
название красивое, но как-то мало соответствует сюжету

Значит сюжет (последовательность событий) всё же присутствует?
Может я просто что-то не понимаю?

Александр Головко, вам тоже вопрос: вы говорите, что название не соответствует. Но Vera Sytnik говорит:
Цитата Vera ()
...образы ангелов... им мало уделено место, но композиционно они находятся в самом центре рассказа и нитью проходят сквозь весь оставшийся текст

Что мне не удалось в рассказе, если задумку названия Вы не увидели, а Вера увидела?
У меня есть предположительный ответ о том, что именно неудачно, но хотелось бы услышать подробности от вас.

Большое спасибо!
МарЗ Дата: Вторник, 12.07.2016, 15:53 | Сообщение # 14

Администраторы

МарЗ

Почетный жител Страны Озарение

  • Сообщений: 349
  • Награды: 1
  • Репутация: 1
МарЗ

Мне теперь даже больше нравится)) Как-то точнее и жестче - и вместе с тем -больше надежды))) Что касается определения жанра рассказа, вокруг него идут споры и некоторые мнения расходятся очень и очень. Уважаемый Павел Дмитриевич является консультантом этого конкурса и пишет заключение каждому участнику так, как он считает нужным. Его мнение не оспаривается, принимается к сведению членами жюри. Александр Головко - член жюри. Он будет ставить оценки. А также остальные члены жюри, которые обещали тоже написать свое мнение.
Я - организатор, регулирую течение конкурса, так сказать) На мой не очень просвещенный взгляд условие, что герой должен совершить некий поступок, могущий изменить его жизнь - соблюден. Условие, что КАЖДОЕ "ружье" в рассказе обязательно должно выстрелить - нет. !Девица) Таким образом - это не зарисовка, но и не совсем рассказ))) Тем не менее, считаю, что теперь он вправе участвовать в этом конкурсе наравне с другими)) И я этому рада.
М_Молния Дата: Вторник, 12.07.2016, 16:52 | Сообщение # 15

Друг Страны Озарение

М_Молния

Посетитель Страны Озарение

  • Сообщений: 26
  • Награды: 0
  • Репутация: 0

Марина Зейтц, я не собираюсь спорить с Павлом Дмитриевичем.
Общий результат складывается из совокупности мнений. Здесь имеются кардинально противоположные мнения Александра и Павла, а так же Александра и Веры. Чтобы сделать вывод об ошибках мне необходимо понять причины, сформировавшие столь различные мнения.

А вот с Вами - поспорю. Можно?
Цитата МарЗ ()
Условие, что КАЖДОЕ "ружье" в рассказе обязательно должно выстрелить - нет.

Соблюдено.
Николай Сергеевич ищет в первую очередь участия. Поэтому он пишет сумасшедшее по-сути объявление. Но еще не успев расклеить, он получает долгожданное участие в лице девушки-неформалки с отпугивающим внешним видом. Но Николай Сергеевич не понимает этого. Срабатывают факторы недоверия к имиджу, предвзятости, зацикленности на навязчивой идее, страх застигнутого врасплох мальчишки.
Эта девушка - не ружьё. Она - выстрел.
И Николай Сергеевич этот выстрел проворонил.
Форум "Страны "Озарение" » Обучающие конкурсы » Конкурс короткого рассказа-1 » М. Молния (Три ангела)
Страница 1 из 6123456»
Поиск: