Страница 3 из 6«123456»
Форум "Страны "Озарение" » Обучающие конкурсы » Конкурс короткого рассказа-1 » Людмила Чеботарёва (Люче) (Солнце)
Людмила Чеботарёва (Люче)
МарЗ Дата: Пятница, 01.07.2016, 13:57 | Сообщение # 31

Администраторы

МарЗ

Почетный жител Страны Озарение

  • Сообщений: 349
  • Награды: 1
  • Репутация: 1
МарЗ

Может быть... С Айболитом - ближе к ребенку, с Цоем - к личности матери, дополняет ее трагический архетип, в них есть нечто общее. А вообще-то мы решаем по хронотопу.
OLGA46 Дата: Пятница, 01.07.2016, 17:29 | Сообщение # 32

Высшая лига

OLGA46

Посетитель Страны Озарение

  • Сообщений: 38
  • Награды: 0
  • Репутация: 0
OLGA46

Для меня как раз хронотоп определился сразу. Возможно, схожесть жизненного опыта и возраста сыграли. Не было у меня сомнений никаких. Но, согласна, у молодежи может "не сыграть". Пару штришков бы.
luche Дата: Пятница, 01.07.2016, 20:41 | Сообщение # 33

Друг Страны Озарение

luche

Житель Страны Озарение

  • Сообщений: 179
  • Награды: 2
  • Репутация: 1
luche

Марина, Ольга, спасибо вам огромное. Ваши замечания, рассуждения и советы мне очень помогают.
Про хронотоп мне всё понятно.
Сейчас попробую выложить третью попытку. Опять пришлось вгонять в 6000. Кажется, удалось, особо ничего не ампутировав.
luche Дата: Пятница, 01.07.2016, 20:49 | Сообщение # 34

Друг Страны Озарение

luche

Житель Страны Озарение

  • Сообщений: 179
  • Награды: 2
  • Репутация: 1
luche

Ну что ж, третья попытка. Что скажете?

Солнце

Время чудес тает слишком быстро…
Ласковый мишка уже вернулся в свой сказочный лес.
Гуляет себе там небось, малину собирает. Потом наварит варенья. Сла-адкого…

В больнице подвальная комната в три на три коек. Провисшие сетки истерически повизгивают, боятся боли тех, кто на них лежит. Нашей боли.
Тошнотворно пахнет потом, клопами, кровью. Тараканы внаглую шуршат по землистому линолеуму при полном свете.
В голове постоянно тикает будильник: не проспать утреннее кормление — если ровно в пять тридцать мы не поднимемся в детское отделение, детей накормят чужим стафилококковым молоком.
Раз в день приходит старая усатая санитарка. Лениво бранится: «Разлеглися тута, кор-ровы!» С порога высмаркивает ведро воды с хлоркой прямо под кровати. Воду мы выгоняем по очереди.
— Каждой бабе в жизни, девки, забрюхатить треба: от мужика свово и от хахаля хучь разок. И енто… поскребстися… — свято дело. Чай однова живем, — короткий басовитый хохоток.
Под аккомпанемент возни тряпки по зашарканному полу бормотание санитарки становится злее.
— Как хохлатки под петушков подставлять, небося, не кукожилися. А нонеча стонают тута, чисто цацы великие. Прости меня, Гос-с-поди!
Размашисто крестясь, она хватает ведро и царственно удаляется.
«Девки», одуревшие от боли, матюгаются по-сапожному и доятся в банки. Иногда вдруг падает цвиркающая в ушах тишина, нарушаемая лишь журчанием сцеживаемого молока по стеклянным донышкам пол-литровых подойников.
Два раза в день нас вызывают наверх. К детям.
Это настоящий выход в «свет», и из карманов линялых халатов, зашпиленных английскими булавками, извлекается губная помада. Ни одна из нас не выходит из палаты с синюшными, искусанными, побитыми послеродовой лихорадкой губами. Улыбки клеятся ко рту модным темно-кирпичным перламутром.
Наверху нас ставят к козлам гладильных досок — утюжить ветхое казенное белье.
В больнице царят перманентный карантин и великий шмон.
Передачи-недоноски приходят с катастрофической потерей веса в пути.
Еду в рот не взять. Повар в кого-то по уши влюблен: соль выкристаллизовывается на всем, кроме хлеба — тяжелого, непропеченного. Из него можно лепить разные смешные фигурки, а есть нельзя. Из компотных сухофруктов массово лезут бледные червячки, мечтая отдышаться после плавания в мутной жидкости цвета передержанной мочи.

Солнце лежит у входа. При каждом громком звуке из коридора кровать начинает качаться и гудеть. Это напоминает поездку в плацкартном вагоне, в купе возле туалета: каждую минуту дверь бьет по ногам, а громко щелкающий замок — по ушам, будто пассажиры сговорились разом принять мочегонное или слабительное.
Солнцем назвал ее муж, после того как были отвергнуты «зайка, золотце и звездочка».
— В твоем репертуаре есть хоть что-то… менее зуммерное? — нахмурилась она.
— Ну… Может, «Солнышко»? — робко предложил он.
Нет, «Солнышко» ей тоже не нравилось, и, упрямо поджав пухлые губы, она вынесла приговор:
— Будешь звать меня Солнце.
— Солнце? — удивился он, пожав плечами. — Ну… если тебе так нравится, пусть будет Солнце! — ему, по большому счету, было все равно.

Наверху — поближе к небу — сопит в две певучие сопилочки ее доченька: 3 кг, 50 см, розовая «фамильная» клееночка на тоненькой, без «перевязочек» ручонке.
В те мгновенья, когда старушечий ротик влажными губами жует измученный сосок, изо всех силенок пытаясь вытянуть из него густо-белое, сладковато пахнущее молозиво, Солнце вспоминает детскую сказку про молочные реки с кисельными берегами. Кисельные берега ей пока ни к чему, а вот молочными реками она мечтает заполнить свои тугие груди, чтобы молоко само струилось в ротик лучезарной девочке с круглым лунным личиком, на котором уже рассосались родовые синяки, разгладились морщинки и стали вырисовываться крышей домика темные бровки, придававшие малышке слегка удивленный вид. Только послеродовая желтизна никак не отступает.
— Сами вы макаки, тупицы! — думает Солнце, выслушивая нудные лекции о резус-конфликте. — Плюс на плюс всегда дает плюс, а не минус. Математику надо было учить, кретины!
И она одними губами беззвучно напевает песню, недавно вызвавшую у всех слезы умиления:

На трибунах становится тише,
Тает быстрое время чудес,
До свиданья, наш ласковый Миша,
Возвращайся в свой сказочный лес.


Светлую девочку зовут Ангелиной.
Так решила Солнце, потому что незадолго до родов ей приснился сон: она склоняется над малышкой с ямочками, не на щеках, а под глазами — под левым больше, под правым чуть меньше — и, целуя их, шепчет: «Ангел мой, Ангелина».
— А давай дочку назовем Ангелиной, — предложила она, не упоминая про сон.
— Чего это вдруг… дочку? — набычился муж. — Я сына хочу.
Но Солнце знает точно: будет дочь.
Когда акушерка с тридцатилетним стажем, отставив трубку фонендоскопа, безапелляционно заявила — «Футболиста рОдишь», Солнце побелевшими губами пробормотала: «У меня… будет… дочь!»
У лучистой девочки — ангельское имя.
И безжалостный диагноз: наличие добавочной третьей хромосомы к паре гомологов. Не доведи бог, тому, кто не знает, что это значит, когда-либо узнать!
Неизбалованная бытовыми удобствами, пожилая Айболитша в морщинистом, как ее лицо, застиранном, бывшем белом халате, знает. Она вообще знает все на свете. И усталым бесцветным голосом пытается объяснить Солнцу:
— Вы не понимаете, деточка, какие сложности вас ожидают в выращивании (она именно так и говорит, будто речь идет о какой-то зверюшке) ребенка-дауна. — Вы будете навеки прикованы к нему. От вас отвернутся друзья. Вас возненавидит собственный муж, деточка. Мне больно говорить вам об этом, но мой многолетний опыт показывает, что я права. Об этом ребенке позаботится государство. За ним, поверьте, будет должный уход. Вам лишь нужно расписаться здесь, а вашему мужу — вот тут.
Сломанный толстый ноготь указательного пальца («обточила бы, что ли», — думает Солнце) чиркает в нужные клеточки стандартного бланка.
Солнце на негнущихся ногах медленно спускается в подвал.

Добрый доктор Айболит.
Он под деревом сидит.
... И одно только слово твердит Айболит:
Лим-по-по...
(этаж)
Лим-по-по... (еще один)
Лим-по-по... (еще)

Подвал в три на три коек.
Кровать у двери.
3 кг… 50 см…
Плюс на плюс — плюс.
Третья хромосома к паре гомологов.
Светлая девочка с ангельским именем Ангелина.

Третьи сутки пыток у очкастой усталой Айболитши.
Сломанный толстый ноготь указательного пальца («обточила бы, что ли», — все так же отстраненно думает Солнце) снова чиркает в нужную клеточку на бланке.
Рядом уже стоит решительно-размашистая подпись мужа.
Солнце никак не может удержать в лихорадочно дрожащей правой руке наган шариковой ручки и, поддерживая ее левой, спускает курок.

И вперед поскакал Айболит
И одно только слово твердит:
Лим-по-по...
(ступенька)
Лим-по-по... (еще одна)
Лим-по-по... (еще)

Жизнь в турборежиме.
Протуберанцы.
Ранцы детишек, бегущих в школу со звездами астр в руках.
Раны на крыльях у ее ангела.
Рано?
— Пора! — решает Солнце.
Взмах раскрывшихся парашютом крыльев.

И сел на орла Айболит
И одно только слово твердит:
Лим-по-по...
(лестничный пролет)
Лим-по-по... (еще)
Лим-по-о-о-о...

Чей-то истошный крик.
Ночь.
Холодно.
Солнце зашло.

1978 – 2016
OLGA46 Дата: Пятница, 01.07.2016, 21:20 | Сообщение # 35

Высшая лига

OLGA46

Посетитель Страны Озарение

  • Сообщений: 38
  • Награды: 0
  • Репутация: 0
OLGA46

Ну вот, с хронотопом все вполне определённо.
И Айболит вернулся biggrin . Он, на самом деле, очень перекликается с "усталой Айболитшей" и являет собой, по этой причине, не менее трагический образ, чем "звезда по имени Солнце" Цоя. Вроде, из добрых побуждений, но... именно ими дорога в ад выстлана...
Людмила, очень сильный и очень больной рассказ.
МарЗ Дата: Пятница, 01.07.2016, 22:32 | Сообщение # 36

Администраторы

МарЗ

Почетный жител Страны Озарение

  • Сообщений: 349
  • Награды: 1
  • Репутация: 1
МарЗ

Да, я считаю, что все, что нужно, показано. По мне, так лишнее в фразе
Цитата luche ()
Кровать у двери.
3 кг… 50 см…
Плюс на плюс — плюс.
Третья хромосома к паре гомологов.
Светлая девочка с ангельским именем Ангелина.

Это что дает нам? когда два плюса у родителей - ничего не происходит! я повторяю - тяжелое заболевание ядерная желтуха бывает, если у отца - плюс, а у матери минус резус, но при повторной беременности. При первой - может быть, если есть повреждения плаценты (или были аборты и уже накопились антитела) Сейчас это не страшно - антитела эти удаляют перед родами.
Если у данного ребенка еще и эта желтуха по резусу, страшная вещь, тогда у матери должен быть минус , то есть отсутствие резус-фактора. Или я не понимаю и речь идет о чем-то другом?
У известной артистки Ии Савиной был первый ребенок, с первым мужем, с синдромом Дауна. Ей сказали, что это из-за мужа и что с другим мужчиной такого просто не может быть - шанс один на миллион. Она нашла второго мужа... и опять родился ребенок-даун... Она выбрала такого же по генотипу. Нам это на генетике рассказывалию
МарЗ Дата: Пятница, 01.07.2016, 22:39 | Сообщение # 37

Администраторы

МарЗ

Почетный жител Страны Озарение

  • Сообщений: 349
  • Награды: 1
  • Репутация: 1
МарЗ

На всякий случай - справка из Медицинской Энциклопедии

Резус-фактор — врожденное групповое свойство эритроцитов человека, обусловленное присутствием в них антигенов резус. Резус-фактор не зависит от признаков других групповых систем, передается по наследству и не меняется в течение всей жизни; обозначается символом Rh.
Резус-фактор находится в эритроцитах 85% людей, кровь которых называется резус-положительной (Rh+)- Около 15% людей не обладает резус-фактором, и кровь их называется резус-отрицательной (Rh—). Существует несколько различных антигенов (см.) системы резус, которые могут находиться в эритроцитах людей вместе или порознь. Нормальные естественные антитела к антигенам системы резус, как правило, не встречаются. Однако в результате иммунизации человека резус-фактором во время беременности или при многократных переливаниях резус-положительной крови резус-отрицательному реципиенту могут, образоваться иммунные антитела антирезус неполной или полной формы. При трансфузии (см. Переливание крови) резусположительной крови резус-отрицательному реципиенту, содержащему резус-антитела, наступает гемолиз (см.) эритроцитов донора, что влечет за собой трансфузионную реакцию или осложнение. Для профилактики подобных осложнений необходимо переливать резус-отрицательному реципиенту только резус-отрицательную кровь и перед переливанием производить пробу на совместимость не только по группам крови, но и по резус-фактору.

Это самый гемолиз (растворение) эритроцитов у ребенка и вызывает ядерную желтуху и поражение нервной системы. Мать в данном случае и вырабатывает эти антитела против плода, так как у нее нет резус-фактора. А если у плода и матери они есть, никакого резус-конфликта не бывает.
OLGA46 Дата: Суббота, 02.07.2016, 05:32 | Сообщение # 38

Высшая лига

OLGA46

Посетитель Страны Озарение

  • Сообщений: 38
  • Награды: 0
  • Репутация: 0
OLGA46

Цитата МарЗ ()
Сейчас это не страшно - антитела эти удаляют перед родами.

Не везде... А в те годы - и вовсе. У меня минус. И я наелась этого минуса досыта. Хотя не в маленьком городе жила, в Новосибирске. Но, действительно, плюс на плюс дает только плюс, без вариантов. В этой ситуации резус-конфликт невозможен. Желтушка там другая.
luche Дата: Воскресенье, 03.07.2016, 09:59 | Сообщение # 39

Друг Страны Озарение

luche

Житель Страны Озарение

  • Сообщений: 179
  • Награды: 2
  • Репутация: 1
luche

Марина, Ольга, огромное спасибо вам за неравнодушие к моему детищу.
Прошу прощения, что сразу не отреагировала — у меня полетел компьютер. Частично удалось восстановить, но не всё — в очередной раз погибли "явки и пароли". :(
Касательно резус-фактора: в некотором роде, случай из жизни — желтушка у моей новорождённой дочки действительно была (из-за этого, собственно, и перевезли дочурку в инфекционную больницу на второй или третий день после рождения, а меня "воссоединили" с ней только через неделю. Я в роддоме чуть не чокнулась!) Резус-конфликта не было, т.к. и у меня, и у моего мужа был положительный резус-фактор. Предполагали какой-то "скрытый" конфликт, и никому даже в голову не пришло, что ребёнка я переносила недели на три (даже по моим подсчётам), перед самыми родами сильно заболела, простудилась, видимо, и рожала с температурой 39.
Но поскольку всё это не объяснишь читателю, то Марина права — нужно исправлять.
Снова поработала над рассказом, сейчас выложу четвёртую версию — надеюсь, окончательную.
Вопрос только вот в этом абзаце:

Только послеродовая желтизна никак не отступает.
— Сами вы макаки, тупицы! — думает Солнце, выслушивая нудные лекции о резус-конфликте. — Плюс на плюс всегда дает плюс, а не минус. Математику надо было учить, кретины!


Имеет ли он право быть или лучше убрать?

Ещё раз большое-пребольшое спасибо всем!


Сообщение отредактировал luche - Воскресенье, 03.07.2016, 10:06
luche Дата: Воскресенье, 03.07.2016, 10:04 | Сообщение # 40

Друг Страны Озарение

luche

Житель Страны Озарение

  • Сообщений: 179
  • Награды: 2
  • Репутация: 1
luche

Четвёртая версия рассказа.
Очень хочется верить, что теперь учла всё. :D

Солнце

Время чудес тает слишком быстро…
Ласковый мишка вернулся в свой сказочный лес.
Теперь гуляет себе там небось, малину собирает. Потом наварит варенья. Сла-адкого…

В больнице — подвальная комната в три на три коек. Провисшие сетки истерически повизгивают, боятся боли тех, кто на них лежит. Нашей боли.
Тошнотворно пахнет потом, клопами, кровью. Тараканы внаглую шуршат по землистому линолеуму при полном свете.
В голове постоянно тикает будильник: не проспать утреннее кормление — если ровно в пять тридцать мы не поднимемся в детское отделение, детей накормят чужим стафилококковым молоком.
Раз в день приходит старая усатая санитарка. Лениво бранится: «Разлеглися тута, кор-ровы!» С порога высмаркивает ведро воды с хлоркой прямо под кровати. Воду мы выгоняем по очереди.
— Каждой бабе в жизни, девки, забрюхатить треба: от мужика свово и от хахаля хучь разок. И енто… поскребстися… — свято дело. Чай однова живем, — короткий басовитый хохоток.
Под аккомпанемент возни тряпки по зашарканному полу бормотание санитарки становится злее.
— Как хохлатки под петушков подставлять, небося, не кукожилися. А нонеча стонают тута, чисто цацы великие. Прости меня, Гос-с-поди!
Размашисто крестясь, она хватает ведро и царственно удаляется.
«Девки», одуревшие от боли, матюгаются по-сапожному и доятся в банки. Иногда вдруг падает цвиркающая в ушах тишина, нарушаемая лишь журчанием сцеживаемого молока по стеклянным донышкам пол-литровых подойников.
Два раза в день нас вызывают наверх. К детям.
Это настоящий выход в «свет», и из карманов линялых халатов, зашпиленных английскими булавками, извлекается губная помада. Ни одна из нас не выходит из палаты с синюшными, искусанными, побитыми послеродовой лихорадкой губами. Улыбки клеятся ко рту модным темно-кирпичным перламутром.
Наверху нас ставят к козлам гладильных досок — утюжить ветхое казенное белье.
В больнице царят перманентный карантин и великий шмон.
Передачи-недоноски приходят с катастрофической потерей веса в пути.
Еду в рот не взять. Повар в кого-то по уши влюблен: соль выкристаллизовывается на всем, кроме хлеба — тяжелого, непропеченного. Из него можно лепить разные смешные фигурки, а есть нельзя. Из компотных сухофруктов массово лезут бледные червячки, мечтая отдышаться после плавания в мутной жидкости цвета передержанной мочи.

Солнце лежит у входа. При каждом громком звуке из коридора кровать начинает качаться и гудеть. Это напоминает поездку в плацкартном вагоне, в купе возле туалета: каждую минуту дверь бьет по ногам, а громко щелкающий замок — по ушам, будто пассажиры сговорились разом принять мочегонное или слабительное.
Солнцем назвал ее муж, после того как были отвергнуты «зайка, золотце и звездочка».
— В твоем репертуаре есть хоть что-то… менее зуммерное? — нахмурилась она.
— Ну… Может, «Солнышко»? — робко предложил он.
Нет, «Солнышко» ей тоже не нравилось, и, упрямо поджав пухлые губы, она вынесла приговор:
— Будешь звать меня Солнце.
— Солнце? — удивился он, пожав плечами. — Ну… если тебе так нравится, пусть будет Солнце! — ему, по большому счету, было все равно.

Наверху — поближе к небу — сопит в две певучие сопилочки ее доченька: 3 кг, 50 см, розовая «фамильная» клееночка на тоненькой, без «перевязочек» ручонке.
В те мгновенья, когда старушечий ротик влажными губами жует измученный сосок, изо всех силенок пытаясь вытянуть из него густо-белое, сладковато пахнущее молоко, Солнце вспоминает детскую сказку про молочные реки с кисельными берегами. Кисельные берега ей пока ни к чему, а вот молочными реками она мечтает заполнить свои тугие груди, чтобы молоко само струилось в ротик лучезарной девочке с круглым лунным личиком, на котором уже рассосались родовые синяки, разгладились морщинки и стали вырисовываться крышей домика темные бровки, придававшие малышке слегка удивленный вид.
И она одними губами беззвучно напевает олимпийскую песню, недавно вызвавшую у всех слезы умиления:

На трибунах становится тише,
Тает быстрое время чудес,
До свиданья, наш ласковый Миша,
Возвращайся в свой сказочный лес.


Светлую девочку зовут Ангелиной.
Так решила Солнце, потому что незадолго до родов ей приснился сон: она склоняется над малышкой с ямочками, не на щеках, а под глазами — под левым больше, под правым чуть меньше — и, целуя их, шепчет: «Ангел мой, Ангелина».
— А давай дочку назовем Ангелиной, — предложила она, не упоминая про сон.
— Чего это вдруг… дочку? — набычился муж. — Я сына хочу.
Но Солнце знает точно: будет дочь.
Когда акушерка с тридцатилетним стажем, отставив трубку фонендоскопа, безапелляционно заявила — «Футболиста рОдишь», Солнце побелевшими губами пробормотала: «У меня… будет… дочь!»
У лучистой девочки — ангельское имя.
И безжалостный диагноз: наличие добавочной третьей хромосомы к паре гомологов. Не доведи бог, тому, кто не знает, что это значит, когда-либо узнать!
Неизбалованная бытовыми удобствами, пожилая Айболитша в морщинистом, как ее лицо, застиранном, бывшем белом халате, знает. Она вообще знает все на свете. И усталым бесцветным голосом пытается объяснить Солнцу:
— Вы не понимаете, деточка, какие сложности вас ожидают в выращивании (она именно так и говорит, будто речь идет о какой-то зверюшке) ребенка-дауна. — Вы будете навеки прикованы к нему. От вас отвернутся друзья. Вас возненавидит собственный муж, деточка. Мне больно говорить вам об этом, но мой многолетний опыт показывает, что я права. Об этом ребенке позаботится государство. За ним, поверьте, будет должный уход. Вам лишь нужно расписаться здесь, а вашему мужу — вот тут.
Сломанный толстый ноготь указательного пальца («обточила бы, что ли», — думает Солнце) чиркает в нужные клеточки стандартного бланка.
Солнце на негнущихся ногах медленно спускается в подвал.

Добрый доктор Айболит.
Он под деревом сидит.
... И одно только слово твердит Айболит:
Лим-по-по...
(этаж)
Лим-по-по... (еще один)
Лим-по-по... (еще)

Подвал в три на три коек.
Кровать у двери.
3 кг… 50 см…
Светлая девочка с ангельским именем Ангелина.
Третья хромосома к паре гомологов.

Третьи сутки пыток у очкастой усталой Айболитши.
Сломанный толстый ноготь указательного пальца («обточила бы, что ли», — все так же отстраненно думает Солнце) снова чиркает в нужную клеточку на бланке.
Рядом уже стоит решительно-размашистая подпись мужа.
Солнце никак не может удержать в лихорадочно дрожащей правой руке наган шариковой ручки и, поддерживая ее левой, спускает курок.

И вперед поскакал Айболит
И одно только слово твердит:
Лим-по-по...
(ступенька)
Лим-по-по... (еще одна)
Лим-по-по... (еще)

Жизнь в турборежиме.
Протуберанцы.
Ранцы детишек, бегущих в школу со звездами астр в руках.
Раны на крыльях у ее ангела.
Рано?
— Пора! — решает Солнце.
Взмах раскрывшихся парашютом крыльев.

И сел на орла Айболит
И одно только слово твердит:
Лим-по-по...
(лестничный пролет)
Лим-по-по... (еще)
Лим-по-о-о-о...

Чей-то истошный крик.
Ночь.
Холодно.
Солнце зашло.

1978 – 2016


Сообщение отредактировал luche - Понедельник, 04.07.2016, 19:00
МарЗ Дата: Понедельник, 04.07.2016, 18:42 | Сообщение # 41

Администраторы

МарЗ

Почетный жител Страны Озарение

  • Сообщений: 349
  • Награды: 1
  • Репутация: 1
МарЗ

По мне так она лишняя, потому что, действительно, не будешь объяснять, что подозревали "скрытый конфликт" Да и я уже писала, что наличия синдрома Дауна - и только этого, достаточно. Не надо читателю думать о каких-то неподтвержденных макаках-резусах - это ружье тут не стреляет. Это точно, это совсем другая тема. Например, подозревают обычную желтуху а проявляется пропущенный редкий конфликт, ребенок инвалид, трагедия, а думали все обошлось... Но тогда это другой рассказ)
luche Дата: Понедельник, 04.07.2016, 18:58 | Сообщение # 42

Друг Страны Озарение

luche

Житель Страны Озарение

  • Сообщений: 179
  • Награды: 2
  • Репутация: 1
luche

Спасибо, Марина! Доверяю твоему опыту — фразу убираю.
golovkoav Дата: Среда, 06.07.2016, 13:49 | Сообщение # 43

Друг Страны Озарение

golovkoav

Любимый гость Страны Озарение

  • Сообщений: 67
  • Награды: 0
  • Репутация: 0
golovkoav

Цитата ninagavrikova65 ()
Чему учится рассказ - сдаваться без боя? Если Солнце рассчитывает только на себя, почему так быстро сломалась?
Сколько людей воспитывают таких детей, а сколько с ДЦП, да и с другими заболеваниями?

Прочитал ваш рассказ, Людмила, он запал в душу, скопировал и послал знакомой, у которой дочери 30 лет и она с синдромом Дауна. Я не рад был, что сделал это, так она возмущалась "черствостью", "бездушием" вашим, ответила мне, что это грязь, после которой она срочно пошла в душ. Ее дочь действительно солнечная девочка, все понимает, с характером, но безобидная. У моей знакомой с мужем не было проблем в отношении этой дочки, воспитывали, любили и сейчас отношение прежнее. Мужа уже нет, а для знакомой дочь как свет в окошке.
Я понимаю, что ситуации бывают всякие, и такие, как в вашем рассказе, но вот вам реакция... Я не знаю, хорошо это или нет, люди разные, под всех не подстроишься да и не надо, а у меня нехороший осадок, вроде как невольно обидел знакомую...
К тому же я придерживаюсь точки зрения Нины Гавриковой. Скажете, что рассказ не обязательно должен чему-то учить? Это ситуация из жизни, это верно, но в таком случае должна быть, я считаю, гражданская позиция автора.
Иначе как в рассказе, который я перед вашим прочитал у Болотникова Алексея, одного из наших конкурсантов, он пишет пофигический рассказ с нецензурными выражениями, с лагерной иронией, с ошибками в тексте. И что, как это воспринимать? Без личного отношения автора, я понимаю его позицию таковой, как они обозначены в рассказе.


Александр Головко
МарЗ Дата: Среда, 06.07.2016, 15:39 | Сообщение # 44

Администраторы

МарЗ

Почетный жител Страны Озарение

  • Сообщений: 349
  • Награды: 1
  • Репутация: 1
МарЗ

Я думаю, у каждого своя реакция и своя точка зрения на сложные жизненные ситуации. Вопрос не о синдроме Дауна - о человеке, который столкнулся с выбором. Как авторам, нам важно показать кем является героиня рассказа - и предугадать ее поступок. В данном случае мы ей верим. Она чувствительна, ранима, она очень переживает за своего ребенка. Окружающие говорят ей, что жизнь будет кошмаром и для нее и для дочери. Все "ставят крест" на будущем. Муж легко подписывает отказ. Докторша уверяет, что "там" о ребенке позаботятся. Ни один человек не сказал, что с этим можно жить. Героиня боится свалившихся на ее голову кошмаров, не хочет такой жизни и для ребенка, (а посмотрите враждебную, страшную картину больничного быта, а что делали с отказными?)она хватает дитё и прыгает в пролет лестницы. Она не герой. Рассказ-то об этом. О черствости, равнодушии, эгоизме.
Ваша знакомая, Александр, реагирует тоже, на мой взгляд, не правильно. Возможно, я ошибаюсь, но героиня рассказа вызывает жалость, она сама как дитё, которое попало под колеса суровой действительности.
Возможно, у вашей знакомой ситуация была иной! Ее поддержали, она - борец, ее за так не сломишь. Есть такие, которые идут "стучать, набатить, требовать" Создают общества для матерей, чьи дети больны тем или иным заболеванием. Честь им и хвала.
Я, как педиатр, знаю много всяких примеров. Есть даже такие, которые находят в такой борьбе смысл всей дальнейшей жизни.
А героиня рассказа Людмилы - не такая. Люди разные бывают. И на предательство реагируют по-разному...
Кто-то умирает.
OLGA46 Дата: Среда, 06.07.2016, 17:40 | Сообщение # 45

Высшая лига

OLGA46

Посетитель Страны Озарение

  • Сообщений: 38
  • Награды: 0
  • Репутация: 0
OLGA46

Вот именно, ситуации диаметрально противоположные по смыслу. Одну муж поддержал, любя и жену, и ребенка, даже и такого. А другую - предал заранее, отрицая дочь как вариант вообще и уж тем более - больную. Героиню рассказа убило предательство, а не болезнь ребенка. Болезнь она приняла. Считаю авторскую позицию вполне читаемой в контексте рассказа.
Форум "Страны "Озарение" » Обучающие конкурсы » Конкурс короткого рассказа-1 » Людмила Чеботарёва (Люче) (Солнце)
Страница 3 из 6«123456»
Поиск: